Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

ВТ-ВС с 830 до 1700.
ПН–выходной день.

Музейные программы

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

Альбомная графика Малявина

в Козьмодемьянском культурно-историческом музейном комплексе.

К 150 летию со дня рождения художника.

 Художественно-исторический музей им. А.В. Григорьева (Республика Марий Эл) является обладателем одного из крупнейших в мире графических собраний Ф.А. Малявина. Коллекция из пяти альбомов с черно-белыми рисунками, выполненными итальянским карандашом и графитом, поступила в музей от Григорьевой Евгении Григорьевны, вдовы художника Александра Владимировича Григорьевна. Четыре альбома музей получил в 1979, последний был передан в 1987 году.

Альбомы обтянуты холщовой тканью, на плотной основе, часть из них содержит тканевые петли для карандашей. Все переплеты снабжены наклейками с надписью адреса магазина бумаги И. Ягунова, располагавшегося на Васильевском Острове, 5-ая линия «близъ набережной Большой Невы», рядом с зданием Императорской Академии художеств – свидетельство того, что альбомы были куплены Ф.А. Малявиным в пору ученичества. Натурные зарисовки, портретные этюды, в том числе на религиозную тематику, жанровые сценки и полужанровые композиции, формирующие содержательный костяк альбомов и созданные в Санкт-Петербурге, в Самарской и Рязанской губерниях, позволяют раскрыть этапы становления и развития графического почерка Ф.А. Малявина 1890-х – начала 1900-х годов.

Помимо пяти альбомов общим объемом 166 листов, в фондах Козьмодемьянского музея хранятся семь цветных и монохромных портретных набросков, а также графический автопортрет, сделанных Ф.А. Малявиным между 1900 и 1910 годами. Исключительный интерес представляет исполненный маслом пейзажный этюд «Лесная дорога» (1887), также происходящий из собрания А.В. Григорьева. Этот миниатюрный по формату пейзаж, лично переданный в дар музею проживавшим в Тарусе художником (1959), дает редкую возможностью проследить истоки зарождения живописного таланта Малявина. Важная роль отводится произведению в дальнейшем исследовании корпуса ранних работ мастера, принадлежащих афонскому периоду, что наделяет козьмодемьянский экспонат особой притягательностью первых художественных опытов, связанных с выбором темы, выстраиванием композиции, колористическим решением.

Знакомство Малявина с уроженцем Марий Эл Григорьевым по всей видимости состоялось в 1922 году в Москве по случаю участия именитого мастера в выставке под эгидой «Ассоциации художников революционной России»[1]. Именно А.В. Григорьеву, занимавшему пост товарища председателя, а затем председателя АХРР (1923-1926), перед отъездом из России осенью 1923 года Ф.А. Малявин передал на хранение наряду с альбомами большое количество своих графических работ. В память о встрече Малявин сделал карандашный портрет Григорьева (1922), по обыкновению сопроводив рисунок дарственной надписью. Примечательно, что впоследствии портрет экспонировался в Рязани, где сам Григорьев показывал два своих живописных этюда[2].

Иконографический репертуар первых двух альбомов (КП-2717/2 и КП-2717/3) из собрания Козьмодемьянского музея формируют многофигурные жанровые и полужанровые композиции на крестьянскую тематику, в изобилии представленной изображениями детских забав, домашних животных, фиксацией каждодневного труда и отдыха односельчан. Графический язык рисунков альбомов характеризует тонкая, местами прерывающаяся контурная линия. Появлению этнографических зарисовок художник обязан летним поездкам на малую родину. В Казанках, родном селе Ф. Малявина, были сделаны эскизы к будущим картинам, на одной из которых появляется изображение сельского храма. Церковь находилась рядом с домом родителей матери художника Домны Климовны. Сохранилось и ее описание: «Жили они в большом деревянном доме почти напротив церкви. И каждый раз мальчик (Филипп. – М.С.) застывал в восхищении, любуясь куполами с позолоченными крестами, взметнувшейся в небо колокольней»[3]. В картине «Крестьянская девушка за вышиванием» (1893, ГРМ) Малявин изобразит в цвете ту самую луковичную церковь и колокольню, виднеющиеся сквозь оконный проем, а на переднем плане покажет одну из своих близких родственниц, занятых рукоделием.

Следующий альбом (КП-2717/4), по всей вероятности, был начат в 1893 году. Многочисленные этюды натурщиков появляются после перехода Ф. Малявина в натурный класс. К малоизвестному образцу этого круга относится рисунок углем «Натурщики» (1894, Томский областной художественный музей[4]), представляющей собой редкий композиционный прием – фигуры двух стоящих натурщиков. Однако прежде чем достичь безупречного технического исполнения при создании этого тонального рисунка, отмеченного поощрительной наградой Академией художеств, Малявину, еще не ставшему учеником Репина, предстоит оттачивать навыки рисовальщика. В этом и заключается ценность ученических альбомов.

К интересным иконографическим находкам следует отнести композицию «Городские типы», разместившуюся на двух листах горизонтального формата, причем пространство одного листа Ф. Малявин разделил на два регистра, визуально структурировав архитектонику рисунка. Два альбомных листа превращаются в миниатюрную портретную галерею представителей различного социального статуса, ставшими объектами наблюдений художника на петербургских улицах. Здесь запечатлены будни мещан и разночинцев – вот барышня с раскрытым зонтиком, едва наклонившись вперед, очевидно, пытается перешагнуть через небольшую лужу, подросток, взваливший на спину грузный мешок или спешащая на рынок дама с корзиной, карикатурного вида церковнослужитель, вот городовой, молодой человек с тростью или почтенного возраста. Детали одежды, жесты, позы, движения обыграны по-гоголевски метко, динамично, острохарактерно.

Вариации профилей и голов монахов, библейских персонажей, служивших подготовительным материалом к композициям на евангельские сюжеты, составляют обширную группу набросков, вошедшую во второй ученический альбом (КП-2717/5). Графическому почерку этого альбома свойственна переходная стадия, где скованная, несколько тяжеловесная линия, еще далекая от изящной и ясной линеарной манеры, присущей постакадемическому периоду. Для построения объемов применяется простая штриховка.

Сюжетные зарисовки и светские портреты начального рязанского периода сосредоточены в пятом альбоме (КП-9793). Отнесение художественного материала ко времени обоснования Малявиных в Рязанской губернии подтверждает фрагмент рассказа, открывающий альбом, в котором фигурирует топоним «Денежниково». Нет сомнения, что это литературное упражнение, озаглавленное «Происшествие», написанное в духе раннего Чехова, принадлежит перу самого художника. Филипп Малявин портретировал супругу писателя Ольгу Книппер-Чехову (1900-е, Музей МХАТ), а также близкого друга семьи Исаака Левитана. Сюжет новеллы не выдуман автором, а копирует усадебный быт в Денежникове. Главные герои рассказа становятся очевидцами неожиданного события, наполненного эксцентрично-ироничным пафосом. Происшествие приключилось в «жаркий июльский день, каких бывает немного. К 12 часам и Марья Николаевна, и Люся Николаевна[5], и Наташа и Филипп[6] выползли из Денежниковских углов к чаю и к молоку. Перекинулись словами, переглянулись глазами и решили: рано быть здесь Муромцевым. Поспорили, порядили и сели покойно за ничем не покрытый круглый стол обедать. Съели хохлятский борщ, и появилась злосчастная синяя прямо прямохонько с плиты кастрюля. Как одним обухом сразу всех стукнуло, так явились мадам Муромцева и Муромцев[7]. Бежать было поздно и сидеть было нельзя, каждый решил зачищаться как мог. Никто не помнит, как мадам Муромцева и Муромцев очутились около нас и около круглого стола, а на столе ведь стояла кастрюля…»[8].

Набросанный на трех листах текст неоконченного рассказа перемежуют портретные эскизы участников описанного события. Особенного внимания заслуживают два листа, на одном из которых мы видим Наталию Карловну, жену художника, рядом с детской коляской, на втором листе изображен младенец женского пола. Имение в Денежникове Малявины приобрели в августе 1900 года. Поскольку действие рассказа разворачивается в летний сезон, а изображение младенца есть не иначе как портрет первенца супругов, пятимесячной дочери Зои, родившейся в феврале 1901 года, можно с достоверной точностью датировать и рассказ, и сопровождающие его рисунки 1901 годом.

Вариативность графической манеры пятого альбома позволяет выделить образцы, проработанные разной интенсивности линией. В отдельных портретных набросках фон намечен густой параллельной штриховкой, что впоследствии станет одной из отличительных черт графического почерка Ф. Малявина. Стилистическая разнородность рисунков начала 1900-х помогает понять, как по-новому выявляется пластика форм, как, в отличие от ученических штудий, меняется характер рисунка, способ наложения линии, постепенно приобретающая большую чистоту и лаконичность.

Благодаря протяженному хронологическому диапазону альбомная графика из собрания Козьмодемьянского культурно-исторического музейного комплекса открывает возможность для изучения эволюции графического почерка Ф.А. Малявина, заслужившего репутацию мастера рисунка.

 

Жанна Васильевна Алексеева, заведующая отделом истории, культуры и искусства,
Майя Владимировна Сёмина, кандидат искусствоведения.


[1] Кацман Е. Как создался и развивался АХРР (Воспоминания) // 4 года АХРР. 1922-1926 г. Сборник I. М., 1926. С. 38; Он же. Как создавалась АХРР // АХРР: Сборник воспоминаний, статей, документов / Сост. И.М. Гронский, В.Н. Перельман. М., 1973. С. 83-84.

[2] Каталог художественной выставки картин современных московских и местных художников. Рязань, 1925. С. 3, 9.

[3] Москалёв И.Ф. Коновалов Д.А. Детство и юность Малявина. Челябинск, 1978. С. 9.

[4] За этот портрет Ф. Малявину была присуждена большая серебряная медаль и 24 февраля 1894 г. выплачено вознаграждение в размере 10 руб. (отражено на аверсе рисунка).

[5] Личности не установлены.

[6] Наталия Карловна и Филипп Андреевич Малявины.

[7] По всей вероятности, речь идет о Петре Николаевиче Муромцове (1851-1912), предводителе дворянства Рязанского уезда (сентябрь 1900-декабрь 1912), и его супруге Марии Сергеевне Муромцевой. – См. Государственный архив Рязанской области. Ф. 4. (Личное дело Рязанского губернского предводителя дворянства П.Н. Муромцева). Оп. 47. Д. 26; Рязанский родословец. Вып. 1. Рязань, 2000. С. 17-18; Дополнительный алфавитный список дворянских родов Рязанской губернии. Рязань, 1901. С. 33.

[8] Текст публикуется в соответствии с нормами современного русского языка. Расшифровка и комментарии – М. Сёминой.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://www.kmkmuzey.ru/exhibition/5192-maljavin#sigProIda2df4b60a1