Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

ПН-ВС с 830 до 1700.

в тур. сезон музеи работают по графику стоянки теплоходов

Музейные программы

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

Статьи

Лапти – уникальный вид обуви

В начале XX века Россию еще нередко называли страной «лапотной», вкладывая в это понятие оттенок примитива и отсталости. Лапти, ставшие своего рода символом, вошедшим во множество пословиц и поговорок, традиционно считали обувью беднейшей части населения. И неслучайно. Вся русская деревня, за исключением Сибири и казачьих районов, круглый год ходила в лаптях. Казалось бы, что сложного несёт в себе тема история лаптя?

Учёные историки, этнографы до сих пор не могут прийти к единому мнению, какая обувь появилась раньше кожаная или плетёная. Точного времени появления лаптей в жизни наших далёких предков неизвестно.

Принято считать, что лапти – один из самых древних видов обуви. Во всяком случае, костяные кочедыки – крючки для плетения лаптей – археологи находят даже на неолитических стоянках, что даёт основание предполагать, что уже в каменном веке люди, возможно, плели обувь из растительных волокон. Однако, при раскопках, плетёная обувь (фрагменты) встречаются крайне редко, в то время как детали кожаной обуви исчисляются десятками тысяч. И в марийских могильниках датируемых IX-XVIII веками не встречаются остатки лыковой обуви. Однако в XIX веке лыковые лапти становятся повседневной обувью. И в публикациях археологов ничего не говорится о плохо сохранившихся обрывках лаптей. Тем неменее о такой обуви имеются упоминания в летописях, например в «Повести временных лет»: »Рече Добрыня Володимиру: сглядах колодник. Оже суть вси в сапозех; сим дани нам не даяти; пойдём искать лапотников». Об использовании лаптей с древности говорят обычаи и поверья, сохранившиеся в местности, где лапти не употребляются в повседневной жизни вообще. Например, в среде уральских старообрядцев – кержаков. Они в быту использовали сапоги, но покойников хоронили в лаптях.

Чем могла быть вызвана потребность в плетёной обуви? Нуждой! Обнищание деревни, крайняя бедность большей части крестьянства обусловила сохранение примитивной обуви. Наличие липы, берёзы было, конечно важным условием употребления плетёной обуви, но решающим фактором являлось экономическое положение крестьянства. Области бытования обуви из лыка бересты совпадают с областями, где сильнее всего был помещичье - крепостнический гнёт. Лапти носили и в будни и в праздники, носили и зимой и летом, в них венчали, в них и хоронили. Чуть победнее человек – не носить ему дорогой добротной обуви. А лапти плести – привычное дело для крестьянина. Вот и появились у него обутки из одного сырья – лыка, самая дешёвая повседневная обувь.

До начала XX века Россию называли страной «лапотной», вкладывая в это понятие оттенок примитива и отсталости. Лапти стали своего рода символом беднейшей части населения. Но иногда не гнушались ходить в лаптях и состоятельные люди, есть легенда, что сам Пётр I учился плести лапти и что сплетенный им образец хранился среди его вещей в Эрмитаже ещё в начале прошлого столетия (XX в.)

Лапти были не долговечными: « В дорогу идти, пятеры лапти сплести». Зимой мужик носил не более десяти дней, а летом в рабочую пору стаптывал в четыре дня. Нужно лаптей немало – и про свой обиход, и на продажу. Как свидетельствует писатель и этнограф С. Максимов: «Добрый мужик в худую пору изнашивал в одну неделю не меньше двух пар лаптей». Лапти для будней старались сделать прочными, чтобы дольше носились. Их плели из грубого широкого лыка.

Широкое распространение плетёной обуви породило невероятное множество её сортов и фасонов зависящих, прежде всего от сырья использованного в работе. А плели лапти из коры и подкорья многих лиственных деревьев: липы, берёзы, вяза, дуба, ракиты и т.д. В зависимости от материала и обувка называлась по-разному: берестяники, вязовики, дубовики, ракитники, мочалыжники – которые плели из мочала. Самыми прочными и мягкими в этом ряду считались лыковые лапти, а самыми плохими – ивовые коверзни, даже плести их считалось зазорным. Обувь плели не только из древесной коры, в дело шли и тонкие корни, а потому и сплетенные из них лапти прозывались коренниками. Модели, изготавливаемые из полосок ткани и суконных покромок, назывались плетешками. Лапти плетёные из пеньковой верёвки – курпы, или крутицы.
lapti1
Лапти плели даже из конских грив и хвостов, их называли волосяники, их чаще носили дома или ходили в них в жаркую погоду. И были ещё лапти плетёные из соломы – соломенники.

Нередко лапти именовались по числу лыковых полос, используемых в плетении: пятерик, шестерик, семерик. В семь лык обычно плели зимние лапти, хотя бывали экземпляры, где количество лык доходило до двенадцати.

Техника плетения лаптей была тоже очень разнообразной. К примеру, великорусские лапти в отличие от лаптей белорусских и украинских имели косое плетение – «косую решётку»,
lapti2
тогда как в западных районах бытовало прямое плетение, или «прямая решётка». Если на Украине и в Белоруссии лапти начинали плести с носка, то русские крестьяне делали заплётку с задника. Так что о месте появления той или иной плетёной обуви можно судить по форме и материалу, из которого она изготовлена. Например, для московских лаптей характерны высокие борта и округлые головки (то есть носки). Северный или новгородский тип лаптей чаще делали из бересты с треугольными носами и низкими бортами. Мордовские лапти плели из вязового лыка, головки имели обычно трапециевидную форму.        Марийские лапти сочетали прямое и косое плетение, что придавало им прочность. Если русские лапти плели разными для правой и левой ноги, то марийские лапти плелись одинаково, не различаясь по ногам (как и у татар, мордвы, чувашей), такие лапти были более практичными, когда изнашивался, рвался один лапоть, другой можно было не выбрасывать и заменить изношенный лапоть любым другим.
lapti3

Лапти были повседневными и праздничными. Повседневные лапти плели из пяти - семи лык, подошва у них делалась двойной, плели с учётом времени года. Так, например, отправляясь на покос, крестьяне надевали лапти редкого плетения. Лапти для зимнего периода времени плели более плотными, их укрепляли и утепляли третьим следом, то есть «подковыривали» верёвками, пенькой или сыромятной кожей. Когда на лаптях перетиралась, изнашивалась последняя подковырка, лапти очищали кочетыгом и подковыривали новыми лыками или верёвками.
lapti4
В весеннюю и осеннюю распутицу к лаптям, особенно детским, лыками и ремнями из сыромятной кожи прикрепляли колодки из дерева, высотой 3 - 4см., иногда и выше; внутрь лаптей вставляли берестяную стельку. Колодки были сплошные, цельные или составные, из двух частей: одна часть привязывала к передней части стопы, другая – к пятке.
lapti5
lapti6
lapti7
В дождливую погоду иногда под лапти обували кожаные мягкие сапоги «бахилы» или «поршни». Для дома плели лапти без обор, они были несколько выше (глубже), изготавливали их из липового лыка, иногда из бересты, и назывались они «ступни» (пошмак ката).
lapti8
Носили ступни нередко на босу ногу, оставляли их у порога, чтобы быстро надеть для работы по хозяйству, особенно весной или осенью, когда на дворе грязь, а лапти с портянками, онучами и оборами надевать долго и хлопотно. Ступни надевали и на сенокос, чтобы не наколоти ноги там, где трава была только что скошена.

В некоторых районах встречались плетёные из лыка сапоги (кумыж кем; кымыж кем). Они были выше лодыжки, применялись для хождения в лес и по болоту, для этих целей они были более удобны, чем лапти и защищали ноги гораздо лучше, их считали более не промокаемыми.
lapti9
Такие лапти-сапоги, к примеру, Пётр I приказал воеводам доставлять для строителей Петербурга, ведь город-то строился на болоте.

Праздничные лапти марийцы плели из девяти лык, опытные мастера плели лапти из двенадцати лык, плетуханы к плетению таких лаптей подходили более ответственно, их плели тщательно и аккуратно. Праздничные лапти в носовой части иногда украшались красной лентой, вплетавшейся вместе с лыком.

Лапти горных мариек имели очень маленькую головку, шириной 1,5 – 2см., поэтому к ней прикреплялись тонкие верёвочки из лыка, чтобы лапти лучше держались на ноге.

Лапти носили с онучами, как холщёвыми, так и суконными. Онучи праздничные украшались вышивкой, бисером, мелкими монетами, плоскими стеклянными пуговицами, городчатой тесьмой и оловянными бляшками.
lapti10
Такое украшение обор было присуще луговым марийкам, тогда как на онучах горных мариек не имелось никаких украшений.

Существовала мода навивать на ногу по три-четыре онучи. Женщины накручивали онучи очень толстым, ровным слоем от колена до щиколотки, отчего ноги становились похожи на два ровных столбика. В праздник, деревенские франтихи наматывали до шести пар онучей. Толщина ноги являлась признаком не только красоты, но и зажиточности. Довольно часто марийки носили лапти в сочетании с белыми и чёрными суконными онучами, причём белыми обёртывали ступню, а чёрными голени ног. У горных мариек стопа и голень полностью обёртывались чёрными онучами, но не так толсто, как у луговых мариек. За это горных мариек в разговорной речи называли «черноногие».

Для горных мариек было характерно ношение «паголенок» (сылма) с лаптями в зимний период. Их шили из чёрного или зелёного сукна. Паголенки закрывали часть голени и бедра. У восточных мариек портянки иногда сшивали в виде чулка.

А. Ф. Риттих во второй половине XIX века писал, что лапти у марийцев «выделываются, не только хорошо, но и щеголевато».

Самыми нарядными были лапти из вязового лыка, после того как их отмачивали в горячей воде, они становились розовыми и твёрдыми. Недаром в них щеголяли сельские модницы, вязовые лапти надевали с белыми онучами с чёрными шерстяными оборами. Красиво – глаз не отвести! Интересный нюанс – с голыми ногами марийцы не ходили.

Способы обувания имели чётко разграниченные территориальные особенности, заключавшиеся в украшении шерстяных онучей, а самое главное – в способе завязывания обор. Горные и часть луговых мариек (Царевококшайского и Яранского уездов) завязывали оборы у колена, женщины Уржумского уезда – на середине голени. Оборы лаптей обычно бывали свиты из лыка или шерсти, иногда льна. Очень древними являются оборы витые из лыка, позднее их вили изо льна и пеньки, сучили из нескольких ниток, а шерстяные «дёргали» (древний способ плетения на пальцах).

Расположившись в избе на лавке, плетухан принимался за дело. Для лаптя - пятерика брал пять концов лыка (для пары - в два раза больше), цыновал их, то есть снимал кору, оставляя чистым луб. Молодое лыко достаточно было просто поскоблить ножом-экономкой. Само плетение много времени не занимало. На пару лаптей мастеру требовалось часа три-четыре, не более. Готовые, ещё влажные лапти с целью удаления с них волокон и для придания им специфического аромата костра опаливали над огнём. В старину это делали над небольшим костерком, разведенным на загнётке, прямо перед входом в печь или просто над горящей лучиной, волокна быстро подсыхали и сгорали.

Начинали учить плести лапти с самого раннего детства. До сих пор считается, что науку может усвоить только безгрешный младенец. Обучение в старшем возрасте приведет к тому, что лапти будут «жидкими», то есть сплетенными неплотно. Считалось, что после того как будет сплетен первый лапоть, его надо сжечь, а пепел развести в воде и выпить закрепив, таким образом, знание: «Вот все говорили, сплетешь лапоть, и вот его сожгут, первый лапоть, сожгут и золу разводят в воде, и ты пьешь, чтоб, значит, всегда помнил, как лапти плести. Вот, может, и не будешь их плести сейчас, а вот только когда нето, а вот руки-то все одно помнить будут».

Считалось, что лыко надо заготавливать от Благовещенья до Троицы, поскольку в это время кора еще мягкая. Некоторые мастера говорят о том, что если лыко не во время заготовить, то: «Бог беспременно накажет, а лапоть не сплетётся, как бы ни старался, а если сплетётся, то вскоре развалится».

С лаптями в деревне было связано много различных поверий. Прежде всего, существовал запрет дотрагиваться до инструмента мужчины женщинам. Считалось, что если женщина прикоснется к кочедыку, принадлежащему мужчине, инструмент обязательно причинит вред женщине или мастеру, никто кроме мастера не должен дотрагиваться до инструмента. Колодка — значительно более безопасная вещь. Она представляет угрозу только в том случае, если в семье мастера есть незамужние девушки. Считается, что если плетухан случайно дотронется колодкой до девушки, та останется старой девой, поскольку инструмент заберет себе ее пару.

Принято считать, что старый лапоть, подвешенный в курятнике, предохранит кур от болезней, будет способствовать яйценоскости птиц. Считалось, что корова, окуренная после отёла из лаптя, будет здорова и даст много молока. Лапоть, с уложенной в него травой мокрицей, брошенный во время сильной засухи в реку вызовет дождь. Домового в виде пепла и уголька в старину торжественно перевозили в лапте из старого жилища в новое.

Лапоть играл некоторую роль в семейных обрядах. Так, например, по обычаю, вслед свахе отправлявшейся сватать, бросали лапоть, чтобы сватовство было удачным. При встрече молодых, возвращавшихся из церкви, ребятишки поджигали лапти, набитые соломой, чтобы обеспечить им богатую и счастливую жизнь, предохранить их от несчастий. Если молодуху кто-нибудь из старших членов семьи видел без обуви, то в этом случае она платила своеобразный штраф - деньги или платок, рубаху, головной убор, якобы босым хождением она могла навлечь неурожай, засуху, болезни.

Как видим из всего выше сказанного, лапти были не только повседневной обувью, но и праздничной, и обрядовой. Специалисты отмечают, что в XIX - начале XX веков было значительное число разновидностей лаптей, на все случаи жизни; на разную погоду наши предки придумывали и изготавливали свою обувь. Кое-что перенимали у других народов.

Интересный факт: Еще во время Гражданской войны (1918-1920) в лаптях ходила бoльшая часть Красной армии. Их заготовкой занималась чрезвычайная комиссия (ЧЕКВАЛАП), снабжавшая солдат валяной обувью и лаптями.

Менялось время, менялась мода – менялась обувь. По улицам в лаптях теперь никто не ходит, да и настоящих мастеров - плетуханов днём с огнём не найдёшь. Правда, продаются сувенирные лапти, плетеные упрощенным методом, некоторые люди их носят дома как тапочки, но они не прочные, и далеки от тех, в которых и в зной и в стужу щеголяли наши предки.

Между тем древнее ремесло забывать не стоит. Может пригодиться в самых разных ситуациях. Вдруг вы окажетесь на необитаемом острове (шутка). Или, не дай Бог, вас уволят с работы – вспомнится поговорка: «Станешь, лапти плесть, коли, нечего есть». И потом – по старинной технологии можно плести тапочки из кожи.

Лобанова Софья Юрьевна

Старший научный сотрудник

Отдела учёта и хранения

Источники:

1. Бежкович А.С., Жегалова С.К., Лебедева А.А., Просвиркина С.К. Хозяйство и быт русских крестьян. – М.: Советская Россия, 1959. – 254 с.

2. Генри – Ральф Левенштейн (Джонсон). Красота рядом с нами. Краеведческие заметки.- Й-Ола.: ООИ «Салика», 2003.- 232с.

3. Древности Поволжья и Прикамья //АЭМК, вып.25: Сб. статей.- Йо-Ола.: МарНИИ., 2001.- 178с.

4. Козлова К.И. Этнография народов Поволжья. – М.: Издательство московского университета., 1964. – 176 с.

5. Крюкова Т.А. Материальная культура марийцев XIX века. / под ред. проф. Воробьева Н.И. – Й-Ола: Марийское книжное издательство., 1956. – 160 с.

6. Марийцы. Историко-этнографические очерки. Коллективная монография. – Й-Ола: МарНИИЯЛИ., 2005. – 336 с.

7. Молотова Т.Л. Марийский народный костюм. – Й-Ола: Марийское книжное издательство., 1992. – 112 с.

8. Никитин В.В., Никитина Т.Б. К истокам марийского искусства. Научное издание. – Й-Ола.: МарНИИЯЛИ., 2004. – 152 с.

9. Никитина Т.Б. Марийцы в эпоху средневековья (по археологическим материалам): Монография. – Й-Ола.: МарНИИ., 2002. – 432 с.

10. Никитина Т. Б. Марийцы (конец XVI – начало XVIII вв) по материалам могильников.- Й-Ола.: МарНИИ., 1992.- 160с.

11. Очерки истории Марийской АССР. – Й-Ола.: Марийское книжное издательство., 1965. – 364 с.

12. Этнография марийского народа /сост. Сапеев Г.А.– Й-Ола.: МарНИИЯЛИ., 2001.– 184 с.

 
Еще статьи...