Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

ПН – выходной.
ВТ-ВС с 830 до 1700.

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

Стол в различных жизненных аспектах человека

Что может быть банальнее и привычнее простого обеденного стола? Но взрослые, почему-то ругают детей за то, что они ставят локти на стол во время еды и ещё хуже - садятся на него. Не разрешается стучать по столу. Казалось бы, что тут такого, и к чему все эти запреты? Что такое «особенное» есть в столе? Заглянем в историю и попробуем ответить на вопросы в нашей статье.

stol

Стол является одним из наиболее древних видов мебели. Первые столы были глинобитными и неподвижными. Их обнаружили в пронских жилищах XI – XIII веков (Рязанской губернии) и киевской землянке XII века. В традиционной русской избе стол (даже переносной) имел постоянное место. Он стоял в самом почётном месте – красном углу (в котором находились иконы), по диагонали от печки, вдоль половиц. Любое выдвижение его оттуда могло быть связано лишь с кризисной ситуацией или обрядовыми действиями. Стол составлял неотъемлемую принадлежность дома, даже при продаже дома стол обязательно передавали новому владельцу.

Почему наши предки относились к столу по-особому?

Всё дело в том, что символическое осмысление стола в народной традиции во многом определялось его уподоблением церковному престолу «Стол – это Божий престол», «Стол – это ладонь Божья дающая хлеб», или «рука Богоматери, протянутая людям». Стол называли «материнским сердцем» подразумевая, во-первых, сердце матери, во-вторых, сердце Богородицы. Потому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом, если женщина “матюгается”, Богородица падает “со стола”. Нельзя ставить локти на стол, и уж совершенно немыслимо встать на стол ногами, иначе «Пресвятая Богородица на престоле не усидит». В иконографии Богородица и Христос сидят «на престоле, который часто напоминает стол». Таким образом, можно сделать предположение, что семантическая связь между Богом, Богородицей и столом в народном сознании обусловлена именно уподоблением стола престолу. В народе говорили: «Хлеб на стол, так и стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска». Поэтому у славян на столе постоянно находился хлеб и соль. Кстати, с помощью солонки можно было тонко дать понять гостю, что его визит нежелателен: гость понимал это, видя, что на столе нет соли. Постоянное пребывание хлеба на столе должно обеспечить достаток и благополучие дома. Стол содержался в чистоте, перед обедом покрывался чистой, опрятной скатертью из домотканины, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставляемый на столе. Не разрешалось класть на стол посторонние предметы, так как это место самого Бога

Стол был местом ежедневного удостоверения единства семьи. Не случайно человек, которого приглашали отобедать за хозяйским столом, воспринимался как «свой». Хозяйка, приглашая семью за стол, говорила: «Садитесь за стол все крещёные!», «Садитесь, вся честь на столе». Никогда не говорили: «Давайте, идите все обедать», так говорить нельзя, а то всякая нечисть за стол к еде броситься. Поэтому и приглашали только крещёных; (крещёные – это все, кто прошёл обряд крещения). Место, занимаемое за столом – важный показатель семейного и социального положения человека. Каждый член семьи знал своё место. Во время семейной трапезы, хозяин дома сидел во главе стола - под образами. Хозяйка сидела на противоположном конце стола. Старший сын располагался по правую руку, второй сын – по левую, третий – рядом со старшим братом. Детей не достигших брачного возраста сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Дочери ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать заведённый порядок без крайней необходимости не полагалось. Человека их нарушевшего, могли строго наказать. И никто не наваливается на стол никакими частями тела - все ведь живые,(на столе мог лежать только покойник). Перед принятием пищи предшествовала молитва, хозяин дома резал хлеб, затем стучал ложкой по миске, тем самым давал разрешение приступить к трапезе. Правом отведать еду первыми обладали старшие члены семьи, в последнюю очередь – дети. Строго соблюдалось предписание: «Стол – тоже, что в алтаре престол, а потому и сидеть за столом и вести себя нужно как в церкви». Не разрешалось вставать и выходить из – за стола раньше отца (пока он не закончит есть). Трапезничали неспешно, старались подольше сидеть за столом, «сколько за столом посидишь, столько в царстве небесном пробудешь». Ели молча, за столом нельзя было смеяться, шуметь, стучать ложкой по столу и тем более ругаться. Пока разговариваешь, в рот кто-нибудь иной заскочит. Смеющимся детям говорили: «Ты гогочешь, а в ложку-то тебе бес какает». Тот, кто садился за стол, не помыв рук и не помолившись, получал себе в сотрапезники бесов и иную нечисть (бес в его ложке еду прикрывает, и человек съедал в 2-3 раза больше, чем полагалось). Нарушение этих правил влекло за собой наказание – провинившийся получал от отца ложкой по лбу и как крайняя мера - выгоняли из-за стола. Однако за чаем допускались разговоры и смех, поскольку «чай не свят, как хлеб».

Идеальная трапеза мыслится не только как объединение всей семьи, рода (включая предков) но и объединение всех живых, общину, мир. Поэтому обязательным условием было участие в трапезе ВСЕХ ДОМАШНИХ. Есть не начинали, пока за столом не соберутся все члены семьи. Тому, кто пытался выйти из-за стола, говорили: «Не ломай стола!». Существовало поверье, что за трапезой наблюдает не ангел, а домовой (который соотносится с предком – покровителем). Когда члены семьи за столом сидят чинно, домовой ходит вокруг и доволен, что хорошо сидят, не скандалят. А если скандалят – ему не по душе, (он уходит, не показывается). По окончании трапезы всегда благодарили Бога: «Слава тебе Господи!»

Особые предписания были по поводу уборки со стола. В перерывах между трапезами стол должен оставаться пустым (оставались только хлеб и соль). Особенно строго следили, чтобы на столе, после трапезы не оставался нож, (к ругани) а также незакрытая и неперевёрнутая днищем вверх посуда. Если её оставить на столе, туда «черти наплюют». Запрещалось вытирать со стола бумагой, если вытрешь –«шум будет» (ссора), голой рукой – «бедно будешь жить» или «бородавки будут на руке» (в то же время для того, чтобы свести бородавки, их надо тереть тряпочкой, которой вытирают со стола). Кусок хлеба упавший под стол, считался «отданным бесу», его отдавали коту или собаке. Пространство под столом рассматривается как место обитания нечистой (потусторонней) силы, что соотносится с семантической оппозицией верх-низ. Известен обычай обвязывать ножки стола, чтобы найти пропавшую вещь: «Бес, откинь … (что потерял, то называешь)». За столом нельзя проделывать какие–либо манипуляции с волосами и одеждой, потому что в этот момент из иного мира (из-под стола), человеку может явиться незнамо что.

Со столом и пространством вокруг стола связано множество обрядов и поверий.

«Если положить на стол шапку, то тёща глухая будет».

«Если класть варежки на стол, то из долгов никогда не вылезти».

На стол нельзя ставить ребенка, потому что вырастет упрямым и глупым.

Купленных кур вертели вокруг ножки стола, приговаривая: «Как стол от избы не отходит, так бы и вы, куры, от двора не отходили!»

На столе сидеть - к бедности.

Вытирать стол бумагой нельзя - это приводит к ссорам и к убыткам.
Также нельзя стучать ключами и класть их на стол - это приводит к конфликтам.
Ложку на столе после обеда забыть - к гостю. - Эти и многие иные приметы и поверья, связанные с гостем, основаны на нераздельности гостя и угощения, пищи. Оставить ложку на столе после того, как все уже сыты, отобедали, можно только для гостя.

Начал есть второй кусок, когда первый еще недоеден, - значит, кто-то близкий голодает. То есть все, что случайно оказалось за столом лишним, - для другого или в память о другом. В день поминовения близкого человека для него даже ставили отдельный прибор.

Бумагой стол вытирать - к ссоре. - Поверье это не столь уж старинное, но основано оно именно на старинном уважении к столу, который надо не просто вытереть, а тщательно вымыть, и протереть не кое-как, а бережно, предназначенной для этого мягкой тряпочкой или даже полотенцем. Поверье основано и на ассоциации: шум, шелест бумаги - шум ссоры.

Ладонью крошки со стола не смахивай, а то этой же ладонью крошки просить придется. - Запретительное поверье, подчеркивающее уважение к хлебу. Даже крошки надо собрать и съесть. Или птицам отдать, но ни в коем случае не смахивать на пол.

Хлебные крошки со стола стряхиваешь - денег не будет, и замуж выйдешь за лысого.

В этой примете проявляется отношение и к столу, как одному из главных символов дома (надо уважать его, после обеда мыть, а не вытирать), и к хлебу как обожествленному продукту (нельзя хлебные крошки выбрасывать). В детстве это запугивание действует на девочек, а потом они уж привыкают к тому, как надо убирать со стола, чтобы замуж "за лысого" не выйти.

Нельзя на столе сидеть - это к смерти близкого. - Стол имеет чрезвычайно много функций. Одна из них заключается в том, что после обмывания кладут покойника на стол. Вся жизнь человека была связана со столом (за ним ели, принимали решения и т.д.), и последний день человек тоже проводит на столе. После того как гроб выносят, все тут же должны сесть или на лавку, на которой он стоял, или на стол - дать понять покойнику, что место занято, не надо сюда больше возвращаться. Из этого обычая и выросло поверье.

На углу стола сидеть - семь лет в девках оставаться (не жениться).

Четыре угла замыкают плоскость стола, его обособленное пространство. А на углу сидеть - угла не иметь, потому что он в этом случае вне человека, направлен от него, не захватывает его в поле своего влияния. С бытовой точки зрения эта примета не позволяет хозяйке плохо, неудобно рассаживать гостей, ибо любой из них, будучи посажен "на угол", может обидеться.

Если вы сели за стол, то и выходите после еды из-за него в ту сторону, откуда вошли. Иначе из-за ваших несанкционированных хождений кто-нибудь в вашей семье помрёт, а не то и вы сами.

* Кое-где на Русском Севере считали, что у человека, который обошёл праздничный стол, может народиться столько же детей, сколько за этим столом помещается народу.
* В Ярославской губернии крестьяне считали, что «у выходящего кругом стола не будут жить крестники».

*В Харьковской считали, что, если это сделать, у человека умрет мать.

* На Каргополье до сих пор существует поверие, что у человека, обошедшего стол, будет много детей, столько, сколько помещается за этим столом.

* К обхождению стола обращались во время родильных обрядов. Повитуха обводила роженицу вокруг стола при трудных родах и просила Господа, Божью Матерь «освободить душу грешную и душу невинную». Мог вокруг стола ходить муж, раздирая на себе рубаху – чтобы «развязать» утробу жены, «выпустить ребёнка».

Особую роль играет стол в свадебных обрядах. Утром, в день свадьбы, невеста ведомая подругами, с песнями должна обойти вокруг стола, а затем сесть за стол и плакать «припадаючи да ко столу». В песнях подружки призывали невесту «прилечь на стол», «припасть на стол» и невесте позволено поставить локти на стол, припасть к нему грудью, склонить на него голову. Невеста изображала лежание на столе, дозволенное только мёртвым. (Пьяным впрочем, тоже, но ведь они, если подумать, в своём состоянии как бы в некотором смысле покойники, отошедшие временно в иной мир). Невеста также считалась покойником. Умирая для своей семьи, она рождалась в семье мужа, где ей предстояло учиться жить заново. Невеста, отправляясь к венцу, тянет за собой стол до порога, чтобы подруги её вышли замуж. Завершался ритуал обходом невесты и жениха вокруг стола, после чего их благословляли родители. В некоторых селеньях стол играл роль аналоя – вокруг него молодожёнов обводили (кто-то из родителей), после чего «брак» считался легитимным (узаконенным сожительством). Каждый этап сватовства, подготовка к свадьбе и сама свадьба завершались застольем.

В праздничный день разрешалось стол выдвинуть на середину избы, накрывали праздничной скатертью, на стол ставилась праздничная утварь. В будние дни стол выглядел, конечно, скромно. За непокрытым столом не трапезничали «без скатерти грешно». Скатерти были из домотканого полотна, простые или бранные (сотканы в технике бранного многоремизного ткачества). Полотнища сшивали, обычно использовали 2 полотнища. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, дополнительными деталями (кружевная прошва между полотнищами, кисти, вышивка, бахрома и т. д.). Стол, заполненный разнообразными яствами – символ изобилия, стабильности, процветания, чтобы в доме всегда была еда. За праздничный стол усаживались в основном мужчины, женщины сидели «в углу». Дети и подростки до 14-16 лет за общий стол не допускались.

Тесно связан стол и с поминальной обрядностью.

Имея сакральный статус, стол соотносили с идеей пути, перехода из «своего» мира в «иной» и обратно. До момента похорон, гроб с покойником ставили на стол (позднее на лавку), причём необходимо было ставить не прямо на стол, а на поленья, которые после похорон сжигали в печке. Вынося гроб, поленом стучали о стол, отсекая покойного от связей в доме и, возможно, давая знать в иной мир, что новенький уже идёт. Покойнику, который ни там, ни здесь (здесь уже умер, а там не появился) полагается быть там, где начало и конец, там, где начинается долгий путь. Существовало поверье, что в момент агонии умирающего нужно поставить на стол плошку с чистой водой, чтобы душа человека «макнулась» туда. На стол во время поминок ставили отдельный прибор для покойника. Если же покойник «заложный» (умерший не своей смертью), то кушанья для него ставили под стол (соотношение «верх» - «низ» «святость» - «нечисть»). Примета: если стол начинал шататься – к смерти хозяина дома.

Но путь – это не только переход в иной мир, но и дорога. Стол – как центр жилища, является начальной и конечной точкой любого пути. Отправляющийся в путь целует домашний стол: если предстоит дальний путь, он целует середину стола, близкий – один или оба угла, приходящиеся на избу. То же целование стола делалось и по возвращении с пути.

Воспринимая стол как дорогу, нельзя не сказать ещё об одном «пути», пускались по которому, прибегая к универсальному сосудорасширяющему средству. Впрочем, брага, медовуха, травянуха, пиво тоже подходят. Недаром мы до сих пор нередко в начале этого «пути» произносили: «Ну, поехали!», «Вздрогнем!» и т.п. Это «путешествие» было и есть непременной частью любого праздника, во время которого все сидящие за столом должны покатиться «туда», в сакральное пространство и вернуться к реальности. Тот факт, что «странствующие» таким образом ничего не помнят, подтверждает истинность их «путешествия». Ведь живой может вынести от туда лишь смутные воспоминания о «том» мире, где время и пространство как таковые отсутствуют (в нашем обычном понимании). Но все мы знаем, что такая «дорога», такой «путь» всегда считался и считается грехом.

Подводя итог, мы можем сказать, что стол был - центральным и основным объектом жилого пространства избы, который обладал очень богатой семантикой: осмыслялся как «сакральный центр жилища», символически уподоблялся в народном сознании церковному престолу, соотносился с идеей пути, идеей границы между «своим» и «чужим» миром, рассматривался как «своеобразная модель мира». Жаль, что значение и роль стола в жизни семьи утеряны, и стол стал банальной частью интерьера, а не ценром дома, объединяющим семью, род, мир.

Лобанова Софья Юрьевна

Старший научный сотрудник

Отдела хранения

Источники:

1. Семёнова М. Мы-славяне./ Популярная энциклопедия.- СПб: Азбука классика, 2007

2. Топорков А.Л. Происхождение элементов застольного этикета у славян // Этнические стереотипы поведения, Л., 1985

3. http://www.perunica.ru/etnos/739-vnutrennee-ubranstvo-russkoj-izby.html