Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

19-28 фев. музеи работают в дистанционном режиме, справки по тел. +79177058419

ПН – выходной.

ВТ-ВС с 830 до 1700.

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

Статьи

Школа в д. Янгосово 1868 года

Дистанционная работа дает прекрасную возможность изучить периодику давних лет, поискать информацию о жизни горных мари в 19 в. Началом изучения стал официальный журнал «Известия по Казанской епархии», издававшийся в 1867-1918 гг. при Казанской духовной академии. Вниманию читателей предлагается интересный материал, который был опубликован в этом журнале №11 1868 г. об удивительном человеке, о нашем земляке Петре Дмитриеве (д. Янгосово), который приложил все усилия для обучения грамоте своих односельчан.

Доклад Совету братства св. Гурия братчика Н. Золотницкого.

«Известия по Казанской епархии», 1868 г. №11

(Прим.: Братство святителя Гурия - православное миссионерское братство в Казанской епархии, учреждённое 4 октября 1867 года в честь архиепископа Казанского святителя Гурия (Руготина).

01

По поручению совета братства, данному мне в заседании 15 минувшего января, вследствие письменного заявления братчика (Прим.: Член братства) Л.А. Износкова, ознакомившись на месте с состоянием горно-черемисских школ и деятельностью учителей оных, имею честь доложить совету:

По сведениям братчика Износкова, составленным 4 января, значится 8 черемисских школ; но во время моего осмотра от 1 по 8 февраля, по случаю открытия новых, оказалось 12 школ, именно:

Священник села Малого Сундыря М.А. Рождественский, 1 февраля, сообщил мне, что в его приходской деревне Янгосово, в 7 верстах от села, черемисином Петром Дмитриевым (Прим.: Черемис(ин) - стар. название марийцев), в январе месяце заведена частная школа в своем доме. По удостоверению о. Рождественского, Дмитриев, состоящий членом приходского попечительства, очень усерден к православию, что особенно обнаружил года три тому назад неопустительным посещением церковных служб, стремлением к изучению грамоты и церковного пения и постоянными внушениями своим однодеревенцам о необходимости оставить языческие обряды и заблуждения; являясь между черемисами во время жертвоприношений с увещанием и посильною проповедью в пользу православия, он неоднократно подвергался от них за то побоями и однажды был спасен от окончательного задушения только случайным наездом лесного объездчика. Дмитриев 34 лет и совершенный одиночка в доме, состояние бедного, занимается окраской дуг, хомутов и экипажей и торгует чашками (впрочем, эта торговля едва ли для него сколько-нибудь выгодна: при добросовестной продаже вообще, он ничего не берет за свои чашки с бедных и с сирот, обыкновенно говоря на спрос о цене: «ну вот еще, с вас-то с сирот-то деньги брать!»)

02
Деревянная утварь, экспонаты Этнографического музея под открытым небом им. В.И. Романова

Узнав об открытии школ черемисами в других приходах, он склонил нескольких мальчиков своей деревни ходить к нему учиться читать и петь. Прибыв того же числа в 7 часу вечера в деревню Янгосово (Прим.: Янгосово (мар. Янгысола) - деревня в Горномарийском районе Марий Эл) вместе с о. Рождественским, мы застали в избе Дмитриева у особого стола 5 мальчиков. Дмитриев сказал, что к нему ходят учиться 23 мальчика: 15 однодеревенских и 8 из соседних деревень Эргаевой (Прим.: ныне Аргаево (мар. Ӓргäсола) - деревня в Горномарийском районе Марий Эл), Тушнал (Прим.: ныне Тушналы (мар. Тышнал) - деревня в Горномарийском районе Марий Эл) и Афонькиной (Прим.: ныне Афонькино (мар. Охонян) - деревня в Горномарийском районе Марий Эл). По предложению о. Рождественского, он послал одного из мальчиков созвать янгосовских учеников, хотел послать и за прочими, но я, по случаю сильной метели, просил не беспокоить их.

Нисколько не стесняясь нашим прибытием, 4 мальчика начали петь Молитву Господню, а как скоро Дмитриев затеплил у образов лампаду и, нащепав лучины, осветил ею избу, ученики тотчас принялись читать буквы, склады (Прим.: устар., мн. ч. слог, отдельная часть слова) и слова по одному русскому букварю, причем один из них, более опытный в чтении – Ларион Кузьмин (11 лет, начавший учиться 2 недели тому назад) произносил читаемое, а прочие за ним повторяли; он же поправлял и ошибки своих товарищей – старших его по летам, грозно покрикивая на того или другого, чтобы не ошибались, и снова повторяя не верно произнесенные места. Сам Дмитриев, продолжая щепать лучину, поправлял ошибки, деланные иногда Ларионом.

Потом учеников собралось 15 человек возрастом от 7 до 18 лет; приходившие, помолясь по входе в избу, тотчас присоединились к читателям. Метод обучения чтению своеобразный: сперва Ларион, показывая указкой, кричит, прочие, смотря в книгу, повторяют: бе-а-ба, ве-а-ва, ге-а-га, и т.д., потом начинают: ба, ва, га и т.д., за тем в том же порядке идут прочие склады (на название согласных букв обращается мало внимания: ло-о-ло, мы-ы-мы, ки-и-ки), напоследок ученики прочитанное вместе читают порознь. При спросе мною учеников по русскому букварю и черемисскому учебнику Кедрова, оказалось, что все они в любом месте правильно произносят гласные буквы и склады и прочитывают немногосложные слова, - что для школы, существующей не более 3-х недель, составляет замечательный успех.

03
Первый горномарийский букварь «Упрощенный способ обучения чтению горных черемис», составитель – И. Кедров, 1867 г.

Приноравливаясь к принятой здесь методе, я стал читать по черемисскому учебнику поговорки, ученики плотно теснились около меня; прочитывая сперва отдельно слово за словом (при чем ученики повторяли), я произносил потом всю фразу вдруг, ученики повторяли вдруг, начинались толки о содержании поговорки, иногда смех от быстрого уразумения прочитанного, а иногда – от ошибочного произнесения слова кем-либо из сотоварищей; один ученик остановил меня, как я только прочел: «вуй уштэ сартадым понар гане» (голова без ума что без свечи фонарь), ткнул товарищу пальцем в голову, потом указал на огарок свечи (принесенной одним из соседей) и на фонарь, висевший в углу, говоря: «вуй, сарта, понар»; выходка эта возбудила единодушный смех. Никто из учеников нисколько не знает порусски, кроме одного, знающего несколько обыденных слов и фраз; поэтому я советовал Дмитриеву (как всем прочим учителям) начать ознакомление с русским языком, переводя, при чтении русского букваря и черемисского учебника, русские слова на черемисский, а черемисский на русский. После этого, при чтении черемисских нравоучений, помянутый ученик переводил некоторые слова порусски, прочие за ним повторяли. На вопрос о причине пребывания 5 мальчиков в школе в неучебное время, Дмитриев объяснил, что некоторые ученики, заохотившись грамотою, отлучаются домой только для обеда, «поедят и опять сюда бегут, сидят со мной и по вечерам и даже здесь ночуют: читаем, поем, говорим: вот Лариона так и не выгонишь отсюда». Между тем Дмитриев распорядился приготовить для нас в медном чайнике чай, во время угощения которым ученики занялись пением молитв, пославянски, пели по несколько раз Молитву Господню, Трисвятое, Символ Веры, Богородице Диво, Бог и Господь и явися, Правило веры. Подом с ними стал петь и учитель: стоя у учебного стола в белой холщевой рубахе, опершись левою рукою в подбородок и опустив глаза в землю, с грустным выражением лица, пел черемисинин православные молитвы; с ним пели сидевшие за столом и не спускавшие глаз с своего учителя малолетние черемисские дети, пели плотно окружившие его и внимательно прислушивавшиеся к его словам и голосу молодого черемиса.

Все они пели довольно своеобразным напевом, подходящим вообще к обыкновенному церковному, а частию и к напеву черемисских песен грустного содержания; петыя молитвы, видимо, уже хорошо знакомы всем ученикам; пение было плавное и, очевидно, задушевное, а употребление некоторыми учениками чисто-черемисских переливов в голосе указывало, что наедине, без посторонних, пение бывает еще задушевные, Что Дмитриев, не зная ноты и ознакомясь с молитвами только с голоса в церкви, усвоил их чисто-черемисской душой и с особенным одушевлением передал и своим ученикам усвоенное.

Слова молитв почти не знакомы ученикам, но передав им краткое содержание молитв почеремисски (как объяснилось это в разговоре), Дмитриев, видимо увлек единоплеменные сердца задушевностью пения. Поощренный с нашей стороны одобрение, Дмитриев сказал, что он по мере своего разумения сам переложил на черемисский язык Символ Веры и, несколько стесняясь, попросил позволения спеть: едва он запел, как все ученики тотчас запели с явным одушевлением. Перевод этот Дмитриев обещался, по переписке, прислать мне в Казань чрез о. Рождественского. Кроме чтения и пения в этой школе пока, за неимением никаких учебных пособий, более ничего нет.

04
Грамотность в Российской империи по данным Переписи 1897 года.

При предложении пособия от братства, Дмитриев очень обрадовался обещанию доставить ему учебные пособия, но сильно смутился при вопросе о вознаграждении его трудов, что явно происходило и от сознания своей бедности и вместе с тем от желания послужить делу безвозмездно; почему я прекратил разговор об этом, сказав, что это рассудит совет братства св. Гурия в Казани. – О. Рождественский обещался навещать эту школу раза два в неделю.

Старший научный сотрудник отдела
по национальной культуре В.В. Афанасьева.

 
Еще статьи...