Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

ПН-ВС с 830 до 1700.

в тур. сезон музеи работают по графику стоянки теплоходов

Музейные программы

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

Статьи

Кожаная обувь марийцев в рамках коллекций Козьмодемьянского культурно-исторического музейного комплекса

История обуви также стара, как и история человеческой культуры. Когда первобытный человек встал на две конечности и сделал первые шаги по каменистой, холодной и мокрой земле, мысль о защите ног, которые кормят не только волка, но и охотника, стала насущной. Человек поставил ногу на кусок кожи и обернул ею стопу. Чтобы удержать этот примитивный вид обуви на ноге, по краям куска кожи сделал отверстия и продев через них ремешок затянул его. С некоторой долей юмора, будем считать, что именно так появилась обувь.

На ранних ступенях общественного развития обувь делали из одного куска материала, причем нужную форму ей придавали соответствующим кроем, обертыванием его вокруг стопы и последующим креплением в одном - двух местах. Однако, образующиеся складки натирали ногу и пришлось срезать излишки материала – образовался крой верха обуви с «вытачками», а в последствии появились отдельные детали. Введение швов в обувь происходило постепенно, осторожно; делали швы только там, где это было нужно с точки зрения функциональности.

В процессе развития обуви выделились четыре её конструктивных типа: сандалия, туфля, ботинок, сапог. До сих пор вся производимая в мире обувь может быть подразделена по этим критериям вопрос только в новых материалах и технологиях. Принципиально же ничего нового мысль человеческая не изобрела, как, впрочем, и эволюция не трансформировала ступню человека в нечто иное.

Слово «обувь» знакомо всем славянским языкам и в русской письменности известно по самым древним текстам. Оно обозначало самые разные типы изделий, надеваемых на ноги, и даже служило счетной единицей при перечислении обуви. Так, в Устюжской таможенной книге за 1650 год записано: «… 65 обувей сапог телятинных больших да малыя пятеры обуви». В Тверской таможенной книге 1675 года по обуви считали и другие предметы: «Явил уломец Петр Тимофеев тысячу обувей сох с присошками… пятьдесят обувей сапогов».

Частенько в старорусском языке употреблялось слово «обутка» или «обуток» основном в северных местах. В одной вологодской челобитной за 1645 год рассказывается о несчастной доле женщины, выданной замуж в дальнюю деревню: «Тот Лазарь и свёкор ея Григорей не кормят хлебом и одежи и обутки на нея не кладут. А нынечи тот ея муж Лазарь сшел безвестно и хлеба и соли и одежи и обуви на нея не оставил».

В разговорной речи можно было услышать наименования: обувение, обутель, обуща, обувь маленьких размеров называли мальё. Самой многочисленной находкой на раскопках в Новгороде являются изделия из кожи. Среди них – обувь разнообразных моделей, в том числе и сапоги. Не только в городах, но и в деревнях почти всё древнерусское население уже было обуто в кожу.

Шили сапоги разные по форме, но долгое время – на одну колодку. Кривые и полукривые (то есть отдельные для левой и правой ноги); сапоги украшенные подвязками, носили только женщины. Если подобные сапоги или башмаки обували мужчины, это вызывало всеобщее осуждение: «Так дьяк живет не по монастырскому чину: ходит в церков в кривых башмаках, а сапоги носит с подвяски». Особенности в покрое сапог, как и другой обуви сразу замечалось: «сапоги немецкие», «сапоги на сысольскую руку», «польские сапоги», «сапоги могилевской работы». Различались сапоги на мужские, женские и детские, ловчие и баламутные – для охоты и рыбной ловли, дорожные – для поездок, а у банщиков – были даже мовные. Сапоги, сшитые из целого куска кожи (важане) назывались исцеловыми, сапоги из кожи с неопаленной щетиной именовались ошетнями и сапоги притачки, которые были сшиты тачным швом – встык, вплотную. Их носили на работу и в сырую погоду. С 1583 года стали известны сапоги пришвы – с пришивными голенищами. Пример из расходной книги Корельского монастыря: «Сапожник: шыл трои сапоги ловчия изцельныя, да двои изцельные красные да белые, да десятеры пришвы». Подшитки указывали на способ соединения деталей, сапоги с пришитыми головками, именовали сапоги «головы»; с долгим голенищем – «долгорями». Как видим, названия обуви крайне разнообразно: упаки (из сыромятной кожи), уледи, бродни, ступни, ходаки, чижмы и т.д.

Обувь – это неотъемлемая часть костюма. Как и костюм, обувь каждого народа была особой и традиционной. Привычные формы и приёмы изготовления передавались от поколения к поколению, отражая этническую историю народа и этнокультурные связи на разных этапах его развития.

Определённое представление о марийской первоначальной обуви можно составить только по материалам могильников IX – XI веков и XVI – XVIII веков. Обувь, реконструированная по фрагментам кожи, ткани и металлическим украшениям изготовлялась из одного или двух кусков сыромятной кожи. По бортику обуви через прорези были продеты узкие ремешки, стягивающие верх и дополненные бронзовыми украшениями.

obuv1

Украшалась обувь петельными подвесками, умбовидными бляшками, горизонтальными планками с шумящими привесками. Реконструкция обуви по материалам Веселовского, Дубовского, Нижняя Стрелка могильников создает полный комплекс, не имеющий аналогов на соседних территориях и позволяющий принять украшения обуви за этноопределяющий признак.

В двух погребениях XVI – XVII веков: с Арзебелякского и с могильника Сосновая грива сохранились фрагменты мягкой кожаной обуви

высотой 18-20 см с втачной складывающейся вставкой в лицевой части. Подошва состоит из двух рядов кожи, а в области каблука найдена железная подковка. По голенищу и краю вставки кожа обшита бронзовой проволокой. Края вставки скреплены железной прямоугольной пряжкой.

В Художественно-историческом музее им. В. А. Григорьева, в экспозиции «археология» можно увидеть остатки кожаной обуви найденной при раскопках на территории г. Козьмодемьянска. Фрагменты кожаной обуви (датируемые XIX веком), имеют закруглённый нос, втачную подошву в несколько слоёв кожи. Верхняя часть обуви не имеет голенища.

obuv2
obuv2(1)

В архивном фонде музея имеются металлические украшения для обуви, найденные при раскопках Дубовского могильника, датируемые IX – XI веками. Украшения изготовлены из бронзы методом литья, средняя часть имеет круглую форму, одну или несколько, со спиралевидными рисункоми. В нижней части изделий размещаются подвески в виде утиных лапок.

obuv2
obuv2(1)

В марийской мифологии, утка имела космогоническое значение. Утка, или божество в ее образе, выступала в качестве творца мира. Как водоплавающая птица, утка ассоциировалась, вероятно, с небесной влагой, несущей плодородие. Спирали ассоциируются с небом и солнцем, а вкупе с привесками, в виде утиных лапок - с нижним подземным миром в вертикальной проекции.

Лапчатые привески вызывают большой интерес. Отдельные детали лапок, отражающие признаки водоплавающих птиц, встречаются в основном в составе нагрудных украшений. Для украшения обуви больше характерны подвески в виде лапок лягушки (ужава). На обувь крепились многочисленные бубенчики, которые шумом, при ходьбе, отгоняли злых духов (утилитарный символ богини неба).

Украшения на обуви и одежде было неслучайным, каждое украшение служило оберегом от злых духов, поэтому украшались жизненно важные органы, особенно женского тела: голова, грудь, живот, тазовая область, запястья рук, щиколотки ног. Множество духов-охранителей вызывало обилие их символических воплощений в предметах, украшающих одежду, в том числе и обувь.

У наших предков обувь была простая, повседневная. Например, бахилы - с длинными голенищами и без голенищ,obuv4 в зависимости от назначения. Название не было закреплено за каким-то одним типом обуви. Кстати, С. Разин был везен на казнь, как сообщает очевидец «в кафтанишке в черном в сермяжном да в чюлках белых да в бахилах в солдатских». Бахилы и по сей день можно встретить в сельской местности.

В Этнографическом музее под открытым небом им. В. И. Романова представлено несколько видов кожаной обуви. Один из них - «бахилы», с высокими голенищами, пропитанные дёгтем для непромокаемости, использовали в основном охотники. Охотничьи бахилы делались из грубой сыромятной кожи с толстой подошвой. Голенища их очень высокие, мягкие, для укрепления бахил на ногах у задников имели ременные или веревочные постромки, которыми бахилы подвязывали над щиколотками и под коленями часто подвязывали к поясу. Иногда нижняя часть бахил пришивалась к голенищу. Бахилы носили как самостоятельный вид обуви, так и с лаптями. Лапти одевали поверх бахил, предохраняя их от излишнего изнашивания. В таких непромокаемых сапогах охотник мог долго ходить по болотистой местности и ноги оставались сухими. obuv5aВ некоторых марийских селениях бахилы называли броднями или ичигами, в горномарийском районе – пакилка.

Другой, не менее популярный вид обуви у крестьян, представленный в музее - это поршни, гнутые из одного или двух кусков грубой, сыромятной кожи, на толстой подошве. Их привязывали к ноге ремнями. Голенища поршней были меньше, женские высотой 30 сантиметров, мужские от 40 до 50 сантиметров. Обувь эта была настолько привычной, что один из архиепископов (вологодский 1641 год) издал распоряжение: «Досмотреть у попов и заказ им ученити чтобы им сырох их коровьях поршен не носити и в таких поршнях в олтарь не ходить и о том заказывати старостам церковным накрепко оне ходят в таких скверных обущах во святилище».

obuv6

Поршни не имели каблуков, их делали из сыромятной кожи, пропитывали ворванью, дёгтем. Обувались они на чулки. Часто поршни делались из конской кожи, но лучшие получались из свиной шкуры. Их носили в ненастную погоду, в лес на охоту и в быту. У бедных крестьян поршни были повседневной обувью. «Ерёма в лаптях, Фома в поршнях» (В повести о Фоме и Ерёме). Как и бахилы, поршни носили как собственно сапоги и с целью сохранения - с лаптями.obuv6a

Происхождение слова «поршни» окончательно не выяснено. Связывают с порт «лоскут», и со словом порхлый – «рыхлый, мягкий». Бытует мнение, что слово поршни пошло от слова поросёнок, свинья (у угро - финнов, коми).

Из-за жёсткости материала и особого способа крепления на ноге поршни имели не разгибающиеся складки – морщины. Отсюда их русское название моршень. Несомненна взаимосвязь слов поршень и моршень. В данном случае именно моршень, как название, появившееся раньше (со 2-й половины XIII века), определило структуру слова поршень.

Близкими к этому виду обуви были унты и кисы – сапоги из шкуры лошади или оленьей кожи.

В Этнографическом музее представлена кожаная обувь, близкая к современным сапогам. Такая обувь была распространена среди восточных, в частности, среди уральских марийцев, которые проживали ближе к промышленным центрам и больше занимались отходничеством. Уже в те времена (XVII век) мастерство изготовления кожаной обуви достигло довольно высокого уровня; сапоги шили с различием для правой и левой ноги, с закругленным носком и с каблуками высокими или низкими, (каблуки наборные, кожаные) иногда снабжёнными медной подковой. Длинное голенище «набивали» в сборку – «гармоникой», так что сапоги становились невысокими. Такие сапоги считались наиболее модными.obuv7

Кожаные сапоги (кем) ценились, их старались надевать только по праздникам. Доступна такая обувь была в основном зажиточной части марийцев. Это подчеркивает писатель Д.Н. Мамин-Сибиряк: «Сапоги для мужика самый соблазнительный предмет… Никакая другая часть мужицкого костюма не пользуется такой симпатией, как именно сапог». А между тем обувь ценилась недешево. В 1838 году на Нижегородской ярмарке пару хороших лыковых лаптей можно было купить за 3 копейки, тогда как самые грубые крестьянские сапоги стоили в ту пору не менее 5-6 рублей. Для крестьянина-земледельца это большие деньги.

Сапоги обычно покупали на базаре, но в горномарийском районе были мастера, производившие кожаные сапоги на продажу. Шили их из телячьей сыромятной кожи, верхняя часть сапог была толстой – двухслойной, нижняя – однослойной, поэтому кожа сама собиралась в сборы гармошкой. Такие сапоги были распространены в основном среди горных и части луговых марийцев (юго-восточной части края).

obuv7a

Восточные марийцы носили сапоги – коты с суконными и войлочными голенищами иногда с опушкой, которые были восприняты от башкир. Порой сапоги-коты не имели голенища, и походили на высокие башмаки. В начале коты носили мужчины, а в конце XVII века их стали носить и женщины, впрочем, как и сапоги, изначально мужские затем стали женскими. Поволжские женщины-марийки носили ботинки на каблуке, изготавливали их из дубленой коровьей или козьей кожи.

Сапоги тщательно береглись, одной пары сапог хватало на всю жизнь, иногда их передавали по наследству. Во второй половине XIX века появились галоши, которые надевали на сапоги.

Образцы народной обуви дошли до нас в малоизмененной форме и продолжают служить источниками вдохновения.

Так, клубы исторической реконструкции «Волжский путь» и «Дикий вепрь» несколько лет долго и кропотливо собирают материалы - археологические, этнографические, а иногда и письменные источники. Затем не менее долго и кропотливо собирают комплект: шьют одежду, изготавливают некоторые вещи, которые могут изготовить сами, а что не могут, например, оружие, литые украшения, заказывают у мастеров. Причем всё, включая материалы, максимально приближено к историческим реалиям. Они имеют возможность обращаться непосредственно к археологическим материалам не только в публикациях, но и посмотреть некоторые вещи.

Ежегодно на месте древнего городища на горе Аламнер, проводится фестиваль российских клубов исторической реконструкции, стремящихся восстановить культуру, ремесла и традиции раннего средневековья, в фестивале принимают участие и

Йошкар-олинские группы «Волжский путь» и «Дикий вепрь». Вот несколько реконструированных ими костюмов, в том числе и обувь.

Из всех кожаных изделий обувь является самой утилитарной частью костюма и отличается наибольшим разнообразием конструкций.

Анализ развития типов народной обуви приводит нас к мысли, что сам принцип, из которого исходили народные мастера, создававшие обувь, является прообразом современного художественного конструирования. В современной обуви исчезает своеобразие национального декора. Долгие столетия мода на обувь изменялась мало, варьируясь вокруг различных видов сандалий, башмаков и сапог. Дизайнерский переворот случился лишь с появлением промышленности, тогда изготовители обуви стали предлагать всё больше разнообразных фасонов и деталей отделки. Эволюция и метаморфоза обуви связана с требованиями эпохи, времени и моды, которые диктуют свои законы развития, с которыми приходится считаться.

obuv11
obuv8
obuv9

Этнос: мари

Период: кон 9-10 век

Статус: замужняя женщина

Примечания: Основа комплекта из могильника Веселовский
obuv10

Этнос: мари. Период: 10-нач 11 век

Статус: представитель местной знати

Примечания: Основа комплекта из могильника Нижняя Стрелка. Дополнено сумкой из Веселовского могильника

 

Лобанова Софья Юрьевна
Старший научный сотрудник
Отдела учёта и хранения

Источники:

1. Бежкович А.С., Жегалова С.К., Лебедева А.А., Просвиркина С.К. Хозяйство и быт русских крестьян. – М.: Советская Россия., 1959. – 254 с.

2. Козлова К.И. Этнография народов Поволжья. – М.: Издательство московского университета., 1964. – 176 с.

3. Крюкова Т.А. Материальная культура марийцев XIX века. / под ред. проф. Воробьева Н.И. – Й-Ола: Марийское книжное издательство., 1956. – 160 с.

4. Марийцы. Историко-этнографические очерки. Коллективная монография. – Й-Ола: МарНИИЯЛИ., 2005. – 336 с.

5. Молотова Т.Л. Марийский народный костюм. – Й-Ола: Марийское книжное издательство., 1992. – 112 с.

6. Никитин В.В., Никитина Т.Б. К истокам марийского искусства. Научное издание. – Й-Ола.: МарНИИЯЛИ., 2004. – 152 с.

7. Никитина Т.Б. Марийцы в эпоху средневековья (по археологических материалам): Монография. – Й-Ола.: МарНИИ., 2002. – 432 с.

8. Очерки истории Марийской АССР. – Й-Ола.: Марийское книжное издательство., 1965. – 364 с.

9. Этнография марийского народа /сост. Сапеев Г.А.– Й-Ола.: МарНИИЯЛИ., 2001.– 184 с.

 
Еще статьи...